Условия удовлетворения виндикационного иска в 2020 году — что это такое, апк, гк рф, статья

Определенным видом имущества может владеть и распоряжаться им по своему усмотрению имеет право только то лицо, которому оно принадлежит.

Человек, который не является собственником имущества, не имеет права создавать препятствий владельцу в эксплуатации его имущества, если это не идет в разрез закону.

В судебной практике имеются неоднократные случаи, когда право обладания и использования нарушается. Чтобы защитить интересы владельца, был разработан виндикационный иск.

Понятие

Если права владения были нарушены, то чаще всего собственник подает виндикационный иск в суд. Это иск, который подается от человека, который имеет законное право на имущество, но не может его использовать по причине захвата другим лицом. В качестве ответчика выступает человек, который незаконно владеет имуществом. О правах и обязанностях собственников читайте тут.

В этом иске истец требует вернуть в его владение собственность. В ходе судебного разбирательства истец должен предоставить доказательную базу о том, что он имеет право на рассматриваемое имущество.

Виндикационный иск – это документ, который состоит из определенных составляющих. Сюда входит абсолютная и относительная составляющая. Первая предполагает признание права владения истца.

А вторая заключается в отобрании вещи у ответчика и передаче ее законному владельцу. Эти две составляющие связаны друг с другом неразрывной связью.

Причина в том, что виндикационный иск не может быть удовлетворен в случае, когда истец не предоставил суду свои доказательства.

Пример: человек дал в аренду свой дом на срок 1 год. По окончании указанного срока арендатель так и не покинул дом, продолжает в нем проживать, тем самым препятствует собственнику эксплуатировать и распоряжаться своим имуществом по своему усмотрению.

Следующий пример: человек взял в аренду земельный участок. В договоре был установлен срок аренды – 10 лет. По прошествии указанного времени хозяин участка так не получил его в свое владении. Арендодатель продолжил вести на нем выращивание культур.

Владелец по закону после подачи виндикационного иска должен предоставить доказательства, то есть доказать свою правоту.

Так как эти два лица связаны соглашением об аренде, то добиться положительного результата можно будет при условии предоставления договора об аренде, который нотариально заверен и указана дата окончания срока аренды.

На видео – что такое виндикационный иск:

Предмет и особенности структуры

В роли предмета индикационного иска выступает иск, который предполагает возраст имущества от человека, который незаконно владеет им. Когда истец выдвигает требование о предоставлении ему равноценного имущества или выплате денежной компенсации, то он обязуется представить все доказательства того, что рассматриваемая вещь принадлежит именно ему.

Кроме предмета иска истец обязан сформулировать его основание с указанием на определенные юридические факты. Именно с ними он и связывает свое требование к ответчику.

В роли истца по виндикационному иску может вступать собственник имущества, причем на момент рассмотрения искового заявления он не владеет им. Когда имущество – это государственная собственность, то виндикационный иск от своего имени предъявляет юридическое лицо. Именно оно и наделено полномочия применения и распоряжения.

Условия удовлетворения виндикационного иска в 2020 году - что это такое, АПК, ГК РФ, статьяЧто такое понятие срока исковой давности в гражданском праве, подробно указано в данной статье.

Всё что необходимо знать про понятие исковой давности в гражданском праве, можно найти в данной статье.

В статье имеется судебные решения по защите от трудовой дискриминации: https://ruleconsult.ru/grazhdanskoe/trudovoe/diskriminaciya-v-trudovom-prave-eto.html

Какой статьей регулируется

Рассматриваемый иск был разработан еще в Древнем Риме. В переводе с латинского он переводится, как «объявлять об использовании силы». Виндикационный иск регламентируется статьей 301 ГК РФ. Согласно ему каждый собственник имеет право потребовать свое имущество, отняв его из чужого незаконного владения.

Основания его предъявления

Чтобы виндикационный иск можно было предъявить в суд и приступить к судебному разбирательству, необходимо достижение следующих условий:

  1. Гарантированное хранение вещи. Возвратить вещь законному владельцу можно только при условии, что она сохранила все свои первоначальные качества.
  2. Собственник потерял владение вещью, в результате чего другое лицо стал владеть ей.
  3. Человек, который незаконно использовал вещь, не имеет никаких прав на нее. Это говорит о том, что между владельцем и собственником не должны быть присутствовать гражданско-правовые отношения.

На видео – виндикационный иск в гражданском праве:

Условия удовлетворения

Виндикационный иск может подвергаться рассмотрению если соблюдается хотя бы одно из условий:

  1. Человек завладел вещью, используя противоправные действия.
  2. Человек купил утерянную вещь не у отчуждателя, а у лица, который не уполномоченный на ее отчуждение. Например, в магазин был принесен похищенный мобильный телефон. Хозяин магазина его купил и перепродал другому человеку. В этом случае владелец магазина не несет ответственность за реализацию незаконно-полученной вещи.
  3. Человек добросовестно и возмездно приобрел имущество, которые выбыли из владения собственника, помимо его воли.

Срок исковой давности

Распространяется ли на виндикационные иски исковая давность? Согласно статье 195 ГК РФ, исковая давность – это срок, отведенный для защиты права по иску человека, право которого нарушено. Согласно статье 196 ГК РФ, общий срок исковой давности составит 3 года. О правах оперативного управления имуществом узнайте здесь.

Придерживаясь статьи 200 ГК РФ, длительность срока исковой давности начинает свой отчет со дня, когда человек узнал о нарушении своего права.

Отличия от негаторного

Представленные виды исков отличаются друг от друга по следующим признакам:

  1. Ответчик: для негаторного иска в качестве ответчика выступает лицо, которое не дает владельцу эксплуатировать имущество. При виндикационном иске в качестве ответчика будет выступать лицо, которое незаконно использует чужое имущество для своих целей.
  2. Цель. Негаторный служит для устранения помехи эксплуатации имущества. Цель виндикационного – это возврат вещи.
  3. Исковая давность. Для первого иска она отсутствует, а для второго ее подача может происходить в течение 3 лет.
  • Возможно так же будет интересно узнать про метод гражданского процессуального права.
  • Интересно знать и понимать принципы финансового права.
  • Так же стоит изучить судебный прецедент как источник права.

И что не мало важно знать и понимать, какие существуют условием действительности сделки. Подробно указано в данной статье.

Виндикационный иск – это возможность законного владельца вернуть себе право собственности на конкретную вещь или имущество, которое на данный момент находиться в незаконном пользовании у другого лица. Придерживаясь рассмотренных рекомендаций, каждый человек сможет вернуть свое право на утерянную или незаконно-отобранную вещь, а также потребовать денежное возмещение за причиненный вред.

Источник: https://RuleConsult.ru/grazhdanskoe/ponyatie/vindikacionnyj-isk-v-grazhdanskom-prave.html

Статья 301. Истребование имущества из чужого незаконного владения

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Комментарий к Ст. 301 ГК РФ

В комментируемой статье закреплено традиционное понятие виндикационного иска (от лат. vim dicere — объявлять о применении силы), известное уже в классическом и позднейшем праве Юстиниана и рассматриваемое как требование невладеющего собственника к владеющему несобственнику о возврате ему вещи.

Лицо, являющееся невладеющим собственником, выступает в гражданском процессе истцом, оно доказывает, что ему принадлежит конкретное имущество на праве собственности путем предъявления соответствующих доказательств и что ответчик незаконно владеет чужим имуществом. Предметом виндикационного иска в рассматриваемой ситуации является имущество, которое по незаконным основаниям выбыло из владения собственника.

2. Традиционными условиями применения виндикационного иска являются следующие.

Субъектом права на виндикацию является собственник или иной титульный владелец, который должен доказать наличие права собственности либо титульного владения вещью, например субъект права хозяйственного ведения, оперативного управления и др. (см. комментарий к ст. 305 ГК РФ). Однако в соответствии с п. 4 ст. 20 Закона об унитарных предприятиях собственник имущества унитарного предприятия вправе истребовать имущество унитарного предприятия из чужого незаконного владения.

Ответчиком по виндикационному иску является лицо, у которого имущество фактически находится в незаконном владении.

Незаконный владелец — это лицо, владеющее вещью против воли собственника, в отличие от законного владельца, который владеет вещью по воле собственника.

Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен .

———————————
Пункты 22, 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.

Объектом виндикации является индивидуально-определенная вещь, сохранившаяся в натуре.

Результаты интеллектуальной деятельности, бездокументарные ценные бумаги, вещи, определяемые родовыми признаками, вещи, не сохранившиеся в натуре, не могут быть предметом виндикации.

В отношении утраченной вещи, вещи, прекратившей свое существование или изменившей назначение, может быть предъявлен иск из причинения вреда.

Следует обратить внимание на следующее: несмотря на то что на основании Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в отношении недвижимого имущества единственным доказательством является государственная регистрация такого права, значительная часть недвижимости не внесена в государственный реестр прав. При этом названный Закон признает ранее возникшие (в том числе незарегистрированные) права. Конечно же, в отличие от движимых вещей жилое помещение, являющееся недвижимым имуществом, невозможно похитить, утерять. Вместе с тем при определенных обстоятельствах оно может оказаться вышедшим из владения собственника помимо его воли путем незаконного изъятия, незаконного обладания или незаконного препятствования в осуществлении права владения им.

3. В правоприменительной практике нередко возникают проблемы «конкуренции исков», в частности вещно-правовых и обязательственных исков (из договоров, из неосновательного обогащения), а также вещно-правовых исков и исков о применении последствий недействительной сделки.

Соотношение вещно-правовых и обязательственно-правовых исков в литературе не получило однозначной оценки. Дискуссионным в данном случае является вопрос о возможности перехода от договорного иска к виндикационному. Так, А.В.

Венедиктов пришел к выводу о возможности такого перехода: «Собственник вправе, предъявив договорный иск и оказавшись не в состоянии представить суду необходимые доказательства в обоснование этого иска, предъявить виндикационный иск» . Г.К. Толстой считал, что такой переход допустил бы возможность неправильной квалификации отношений сторон судом .

На наш взгляд, предпочтительнее точка зрения, отрицающая возможность перехода от одного иска к другому, так как незаконный владелец и владелец по договору находятся в разных правовых положениях. У лица, владеющего имуществом по договору, в отличие от незаконного владельца, возникают определенные права на имущество, причем эти права подлежат защите.

Если в таком случае допустить возможность предъявления виндикационного иска, они могут быть существенно нарушены. К указанным нарушениям, например, можно отнести требование освобождения жилого помещения при неистекшем сроке договора жилищного найма.

———————————
Венедиктов А.В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности. Л., 1954. С. 174.

Толстой Г.К. Содержание права социалистической и личной собственности и некоторые вопросы ее гражданско-правовой защиты в СССР: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Л., 1953. С. 16.

Многие из подобного рода вопросов нашли отражение в актах Конституционного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Так, в п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г.

N 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» говорится о том, что иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества (конкуренция вещно-правовых и обязательственных исков из договоров), подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение . Так, например, судьба произведенных арендатором улучшений арендованного имущества (право собственности на них принадлежит арендатору) определяется в соответствии с нормой ст. 623 ГК РФ в зависимости от их характера. При истребовании доверителем от поверенного акций, приобретенных для доверителя в соответствии с договором поручения, судом установлено, что подобный иск не является виндикационным, а должен вытекать из обязательственных отношений .

Читайте также:  Оформление субсидий для пенсионеров в 2020 году - на оплату коммунальных услуг, москве

———————————
Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.

Пункт 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 апреля 1998 г. N 33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 6.

В случае признания сделки недействительной подлежат применению нормы ст. 167 ГК РФ (двусторонняя реституция и др.). Нормы о виндикационном иске не применяются, что подтверждено и Постановлением КС РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П , а также п. п. 1 — 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения .

———————————
Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» // Собрание законодательства РФ. 2003. N 17. Ст. 1657.

Вестник ВАС РФ. 2009. N 1.

Как отмечается в Постановлении КС РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ.

Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные ст.

302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

Иное истолкование положений п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, т.е.

требовать возврата полученного в натуре не только в случае, когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок.

Тем самым нарушались бы вытекающие из Конституции РФ установленные законодателем гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя.

Таким образом, содержащиеся в п. п. 1 и 2 ст.

167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке (по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со ст. ст. 166 и 302 ГК), не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом, а потому не противоречат Конституции РФ.

Названное правовое регулирование отвечает целям обеспечения стабильности гражданского оборота, прав и законных интересов всех его участников, а также защиты нравственных устоев общества, а потому не может рассматриваться как чрезмерное ограничение права собственника имущества, полученного добросовестным приобретателем, поскольку собственник обладает правом на его виндикацию у добросовестного приобретателя по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ст. 302 ГК РФ. Кроме того, собственник, утративший имущество, обладает иными предусмотренными гражданским законодательством средствами защиты своих прав .

———————————
Собрание законодательства РФ. 2003. N 17. Ст. 1657.

4. В другом споре при рассмотрении требования лица, передавшего имущество по недействительному договору аренды, о возврате этого имущества на основании п. 2 ст. 167 ГК РФ суд обоснованно не стал исследовать право этого лица на спорное имущество.

Суд отклонил довод ответчика о необходимости применения правил о виндикационном иске к требованиям о возврате в натуре имущества, полученного по недействительной сделке, указав, что в соответствии со ст. ст. 12, 167 ГК РФ применение последствий недействительности сделки является самостоятельным способом защиты гражданских прав.

В рамках этого спора право истца на имущество исследованию не подлежит, однако удовлетворение такого иска не предрешает исход возможного спора о принадлежности имущества .

———————————
Пункт 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, рекомендованного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126.

5. Немало споров возникает относительно распространения на виндикационный иск сроков исковой давности. На виндикацию, что неоднократно подтверждалось и судебной практикой, распространяется общий срок исковой давности в три года, в отличие от негаторного иска, на который срок исковой давности не распространяется (ст. ст. 208, 304 ГК) .

———————————
См., например: Определения Верховного Суда РФ от 5 мая 2009 г. N 5-В09-10; ВАС РФ от 12 мая 2009 г. N ВАС-5363/09 по делу N А40-24167/08-54-169.

Виндикационный иск может быть заявлен в течение трех лет со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст. 200 ГК).

Течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества.

При этом исковая давность по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения при смене владельца этого имущества не начинает течь заново .

———————————
Пункты 12, 13 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, рекомендованного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126.

Выбор между указанными выше исками определяется тем, находится или не находится та или иная вещь в чужом незаконном владении.

Источник: http://stGKRF.ru/301

О пределах регулирования ч.2 ст.171 апк рф (в продолжение разговора о некоторых процессуальных аспектах виндикационных исков)

О пределах регулирования ч.2 ст.171 АПК РФ.

(В продолжение разговора о некоторых процессуальных аспектах виндикационных исков).

Не зря оговорился[1], что это на первый взгляд только кажется, будто статьёй 171 АПК РФ законодатель регламентировал содержание всех решений о присуждении должника «дать» – в отличие от присуждения «сделать», регулируемого ст.174 АПК РФ.

По первой — «денежной» — части статьи вопросы, если и возникают, то к нашему обсуждению они отношения не имеют. Что же касается второй части, то тут, как говорится, чем дальше в лес… Хотя, относительно иска невладеющего собственника «картинка», вроде бы, сложилась.

К сожалению, формулировки, использованные в тексте ч.2 ст.171 АПК РФ, не позволяют однозначно соотнести названное здесь решение с определенной категорией исков. Как справедливо отмечено в литературе, «наблюдается несогласованность между обозначениями и характеристиками в законах способа защиты, с одной стороны, иска и решения суда – с другой стороны» (Ломидзе О.Г., 2005).

Из названия ст.171 АПК РФ и текста части 2 этой статьи следует, что её норма регламентирует содержание решения «о присуждении имущества». Однако иск «о присуждении имущества» в Кодексе не упоминается. А вот иск «об истребовании имущества» поименован в статьях 52, 103 АПК РФ.

И хотя в данном случае отсутствует прямая терминологическая связь с нормой п.3 ч.1 ст.103 АПК РФ[2], не вызывает сомнений, что названное в ст.171 АПК РФ решение о присуждении имущества корреспондирует иску об истребовании имущества, где объектом притязания, как принято считать, является вещь, а не действие ответчика.

Тут всё логично: суд не истребует, а присуждает.

Но за всю практику мне ни разу не встретился глагол «присудить» в качестве ключевого слова как в просительном пункте искового заявления собственника об истребовании имущества, так и в резолюции судебного решения по такому иску.

Вообще, действующее гражданское материальное и процессуальное законодательство использует его в ограниченных случаях, причём, обычно – в форме существительного «присуждение» и причастия «присужденный».

И нужно заметить, что слово это – как раньше, так и теперь — употребляется не только применительно к передаче вещи.

Так, согласно ст.40 Правил рассмотрения и разрешения имущественных споров органами Госарбитража 1934 г. в решении госарбитража должно было быть указано, «что именно присуждено (какая сумма денег… или какое имущество и т.д.

)», а также «организация, в пользу которой присуждено» и далее: «если присуждена денежная сумма, то с какого счёта … должен быть произведён платёж».  В информации о решении госарбитража по конкретному делу (1935 г.

) приводилась такая формулировка: «…Госарбитраж присудил в пользу истца с Всекопромсовета  28988 руб.».

Статья 1092 ГК РФ говорит о присуждении платежей по возмещению вреда; глава 27.1. АПК РФ и глава 26 КАС РФ регулируют вопросы, связанные с присуждением компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок.

В определении ВС РФ (2016 г.) читаем, например: «…Суд взыскал с ответчика в пользу потребителя штраф в размере 50% от присужденной к взысканию суммы и одновременно с этим дополнительно взыскал сумму, равную половине от присужденного потребителю штрафа…».

Так что слово «присуждение» — вовсе не уникальный отличительный признак судебного решения по виндикационному иску. Это, в частности, подтверждает и толковый словарь русского языка, который объясняет глагол «присудить» в следующем контексте:

            а) кого – к чему;  синоним – приговорить по суду к чему-нибудь,

б) что – кому, т.е. вынести судебное решение о передаче чего-нибудь кому-либо.

Таким образом, присуждение – это, в самом общем виде, содержание судебного решения об удовлетворении соответствующего иска —  иска о присуждении, которое (т.е. содержание), например, вузовские учебники раскрывают следующим образом.

  1.  Взыскание стоимости товара, возмещение убытков или взыскание санкций, передача имущества и т.п. (1973 г.).
  2. Обязание ответчика совершить  определенные действия — передать денежные средства, имущество, освободить помещение … (1998 г.).
  3. Обязание ответчика передать истцу определенное имущество, денежную сумму, совершить определенное действие. (2010 г.).

Именно поэтому – повторюсь — законодатель выделил отдельную статью 174 АПК РФ и разделил статью 171 АПК РФ на две части, из которых вторая является предметом наших рассуждений, на очередном их этапе – о пределах распространения регламента этой нормы: на все ли иные решения о передаче имущества, кроме виндикационных?

Вопрос этот актуален уже потому, что текст обсуждаемой нормы не даёт оснований для терминологического разграничения решений, предположительно подпадающих под её регламент, а значит, текстуально все иски и решения «о присуждении имущества» в соответствующей их части, вроде бы, должны излагаться одинаково.

Это предположение, кстати, свидетельствует в пользу ранее высказанной мысли, что применение глагола истребовать для усиления «обязывающей» формулировки при написании иска и решения можно объяснить намерением подчеркнуть вещно-правовой характер отдельных требований, «привязать» формулировку исковой просьбы к ст.301 ГК РФ.

Как видно, ч.2 ст.

171 АПК РФ не указывает на, казалось бы, уместную здесь «категоричную» формулу резолютивной части решения об удовлетворении виндикационного иска (истребовать, изъять, отобрать), отступление от которой могло бы породить обсуждаемую проблему многообразия формулировок.

Наоборот, сам законодатель раскрывает содержание решения о присуждении имущества, используя в тексте нормы производные от глагола передать: «… наименование подлежащего передаче имущества …».

И, надо сказать, это —  традиционный подход к изложению соответствующей нормы в арбитражном процессуальном законодательстве.

Правила рассмотрения споров органами госарбитража 1934 г., 1963 г., 1976 г., 1980г., 1988 г. обозначали решения, споры, приказы указанием на передачу имущества. В тексте ч.2 ст.128 АПК РФ 1995 г.

Читайте также:  Едв инвалидам 3 группы в 2020 году - что это такое, какая сумма, выплаты, из чего состоит

при обозначении предмета решения было использовано новое слово «присуждение»[3], однако в содержании резолютивной части такого судебного акта само присужденное имущество снова обозначалось как подлежащее передаче, а не, допустим, изъятию или отобранию[4].

Аналогичная редакция нормы сохранена в ч.2 ст.171 действующего Кодекса. В х к этой статье (под ред. Яркова В.В., 2003) приводится более чем определённая рекомендация по формулировке резолютивной части решения «о присуждении»: «Обязать ответчика передать истцу автомашину…».

Не следует, видимо, забывать и о традициях государственного арбитража: многие годы в качестве принципиального положения арбитражного производства рассматривалась добровольность исполнения решений ответчиком.

Согласно статье 37 «Правил о производстве дел в Высшей Арбитражной Комиссии при Совете Труда и Обороны и местных арбитражных комиссиях» (1923г.), исполнение решения арбитражной комиссии возлагалось на участвующие в деле стороны. В статье 51 «Правил» 1934 г.

, в статье 97 «Правил» 1963 г. говорилось, что арбитражное решение приводится в исполнение самими сторонами добровольно. В тот период приказ о принудительном исполнении решений надлежало выдавать        по заявлению истца об отсутствии добровольного исполнения.

Вот типичные формулировки решений госарбитража тех лет:  «Обязать ответчика возвратить (уплатить)… рублей» (1934 г.),  «Обязать ответчика немедленно предоставить истцу  жилплощадь…» (1933 г.).

Представляется важной следующая оценка, данная современником: «… принцип добровольности выполнения решений выражается в том, что решения о выплате сумм излагаются не в форме «взыскать», а «обязать уплатить» и не «изъять», а «обязать сдать» и т.д.»[5].

Несколько слов о гражданском процессе.

В ст.180 ГПК РСФСР 1923 г. предмет судебного решения по иску об имуществе был обозначен как «присуждение к передаче имущества натурой». Согласитесь, это отличие от формулировки действующего гражданского процессуального закона является существенным.

И хотя формулировка ст.200 ГПК РСФСР 1964 г.

была изменена (на сходную с нынешней), в х к ней недвусмысленно ставился знак равенства между понятиями «решение о присуждении имущества» и «решение о передаче имущества»; предметом интересующего нас решения по-прежнему называлась передача имущества в натуре и подчёркивалось, что имущество подлежит передаче ответчиком.

Так же и в х к ст.

205 действующего ГПК: «… суд обязывает ответчика к передаче имущества»; «в резолютивной части решения об удовлетворении иска о присуждении имущества суд указывает, кто, кому и какое конкретно имущество должен передать…». Случайно ли, что в тексте одного из комментариев к этой статье (Дегтярёв С.Л., 2008) слово «передача» употреблено девять (!) раз? 

Показательной видится в этом смысле терминология аналогичных норм п.2 ч.1 ст.178 АПК РФ и п.2 ч.1 ст.

201 ГПК РФ об основаниях вынесения дополнительного решения, одно из которых имеет место, если суд «… не указал в решении размер присужденной денежной суммы, подлежащее передаче имущество, или не указал действия, которые обязан совершить ответчик». Поэтому отсутствие в тексте ст.205 ГПК РФ производных от слова «передать» не нарушает её общности с ч.2 ст.171 АПК РФ.

Итак, регламентированное ч.2 ст.171 АПК РФ содержание решения по виндикационному иску есть, как отмечают в литературе, «предписание ответчику передать индивидуально-определённую вещь» (Скворцов О.Ю., 1998).

Видимо, поэтому опубликованные в помощь истцам многочисленные образцы виндикационных исковых заявлений содержат в просительном пункте оборот «обязать ответчика передать …».

В Сети встретил даже такую рекомендацию: «Писать истребовать вместо обязать передать нельзя»[6].

Поэтому – снова об исках о присуждении к исполнению обязанности передать вещь.

Разделяю высказанное в литературе мнение, что «обозначение решения как решения о присуждении имущества … не выявляет сущности способа, которым защищается нарушенное право» (Ломидзе О.Г., 2005).

Далее у того же автора: «данная формулировка, в частности, охватывает как решения по виндикационным искам и искам о возвращении неосновательного обогащения в натуре, так и решения по искам об   отобрании индивидуально-определенной  вещи  и искам о присуждении ответчика к исполнению в натуре обязанности по передаче родовых вещей». И против такого вывода мне возразить нечего, но распространить его на ч.2 ст.171 АПК РФ не могу, и вот, почему.

В процессуальной теории, законодательстве и судебной практике издавна существует не связанное с классификацией отношений, являющихся предметом гражданско-правового регулирования, деление исков на так называемые «имущественные» и «неимущественные». Указанное разграничение производится по такому критерию, как цена иска: перечисленные в процессуальном кодексе «имущественные» иски имеют цену в денежном выражении.

В соответствии с положениями статей 103, 171 АПК РФ таковым, в частности, является виндикационный иск и, соответственно, решение о его удовлетворении, в резолюции которого должна быть указана стоимость присужденного имущества.

Что же касается обязательственно-правового требования о присуждении должника к передаче имущества, то общепринятым является мнение, что это — иск без цены[7]. Такое суждение основывается на следующем.

  • Налоговый кодекс Российской Федерации все исковые заявления — в зависимости от возможности определения цены иска — классифицирует на две группы:
  • а) заявления имущественного характера, подлежащие оценке,
  • б) заявления имущественного характера, не подлежащие оценке, и заявления неимущественного характера.

В пп.4 п.1 ст.333.

21 НК РФ не имеющими имущественного характера названы подведомственные арбитражному суду исковые заявления о присуждении к исполнению обязанности в натуре, что соответствует обозначению в ст.

12 ГК РФ одного из способов защиты гражданских прав. Будучи частным случаем последнего, иск о присуждении к исполнению в натуре обязанности передать вещь не имеет цены.

Отсюда – принципиальный вывод: на решение об удовлетворении такого иска не могут быть распространены положения «имущественной» нормы ч.2 ст.171 АПК РФ. А это значит, что действующий АПК не регулирует содержание решений по многочисленной группе исков о присуждении к исполнению в натуре обязанности передать вещь.

Формально – всё так. Но судебная практика с этим не согласна, что косвенно проявляется в отмеченной ранее откровенной неразберихе с формулировками решений и процессуальным нормативным обоснованием судебных актов.

Ничего нового: включение в ч.2 ст.171 АПК РФ в качестве общего положения требования об указании стоимости присужденного имущества и места его нахождения компенсируется нарочитым небрежением к этому императиву истцов и судей; принципиальные, казалось бы, положения процессуальной нормы применяются избирательно[8] – как в репризе В. Винокура: «здесь играем, здесь – не играем…».

Указание в тексте этой нормы на передачу имущества предопределяет использование обязывающей формулировки решений об имуществе. В сочетании с отсутствием в пп.4 п.1 ст.333.21 НК РФ и ст.12 ГК РФ разграничения обязательств «дать» и «сделать» это объясняет, в частности, тяготение истцов и судей к ст.174 АПК РФ, причём, заведомо вопреки содержащемуся в ней ограничению.

Получается, что отмеченная многовариантность формулировок виндикационных (и обязательственных) исков и решений носит не субъективный характер, а вызвана к жизни соответствующими положениями материального и процессуального законодательства, что не позволяет без серьёзной аргументации отказаться от обязывающей формулировки решения, в частности, по иску собственника об истребовании имущества.

Для пленумов высших судебных органов этот вопрос, очевидно, не представлял интереса, а практика нижестоящих судов десятилетиями находится «в поиске». В итоге имеем то, что имеем.

Источник: https://zakon.ru/blog/2018/03/01/o_predelah_regulirovaniya_ch2_st171_apk_rf_v_prodolzhenie_razgovora_o_nekotoryh_processualnyh_aspekt

Условия удовлетворения виндикационного иска

В тех случаях, когда имущество находится в фактическом обладании лица, завладевшего им путем противозаконных действий, например, в руках похитителя или лица, присвоившего находку, необходимость удовлетворения виндикационного иска не вызывает никаких сомнений.

Не столь очевидным будет, однако, решение данного вопроса в той ситуации, когда вещь оказывается во владении третьего лица, например, лица, купившего ее у неуправомоченного отчуждателя.

Охраняемые законом интересы собственника (титульного владельца) вещи сталкиваются в данном случае с заслуживающими внимания интересами фактического владельца, действия которого в субъективном плане зачастую безупречны.

Защите чьих интересов следует отдать предпочтение? Действующее гражданское законодательство, опираясь на правовой опыт мировой цивилизации, устанавливает следующие три условия удовлетворения виндикационного иска А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. — М. :Проспект, 1999. -632с. Гражданское право: в 2т. Том1: учебник/ отв. Ред. Проф. Е. А. Суханов — 2е изд.

, перераб. и доп. — М. : издательство БЕК, 1998. — С 854. Прежде всего возможность виндикации вещи у третьего лица зависит от того, добросовестен ли приобретатель вещи или нет. Согласно ст. 302 ГК владелец признается добросовестным, если, приобретая вещь, он не знал и не должен был знать о том, что отчуждатель вещи не управомочен на ее отчуждение.

В случае, если владелец вещи знал или, по крайней мере, должен был знать, что приобретает вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение, он считается недобросовестным. По господствующему в литературе мнению, для признания приобретателя недобросовестным недостаточно простой неосмотрительности, а требуется умысел или грубая неосторожность.

При разграничении простой и грубой неосторожности следует опираться на фактические обстоятельства каждого конкретного случая, принимая во внимание как обстановку и условия приобретения вещи, так и субъективные свойства самого приобретателя — его жизненный опыт, юридическую грамотность и т. п.

Необходимо также учитывать, что действующее право исходит из презумпции добросовестности приобретателя, т. е. приобретатель признается добросовестным до тех пор, пока его недобросовестность не будет доказана. У недобросовестного приобретателя вещь изымается во всех случаях. Гражданское право. Учебник. Часть 1. изданье третье, переработанное и дополненное.

/под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. — М. :Проспект, 1999. — С 632.

Из общего правила о защите интересов добросовестного приобретателя закон сделал два исключения: если имущество приобретено добросовестным приобретателем у лица, которое не имело права отчуждать его безвозмездно, собственник вправе истребовать его при любых обстоятельствах (даже если оно выбыло из владения собственника по его воле); деньги(ст140 ГК) и ценные бумаги (гл. 7ГК), как наиболее оборотоспособные объекты не могут быть истребованы у недобросовестного покупателя ни при каких обстоятельствах. Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая. Под ред. О. Н. Садикова. М. : Юридическая литература, 1996. — С 304 Вопрос об истребовании вещи у добросовестного приобретателя решается в зависимости от того, как приобретена вещь — возмездно или безвозмездно.

Согласно ч. 2 ст. 302 ГК при безвозмездном приобретении имущества от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.

Нередко указанное правило закона истолковывается в литературе и на практике в том смысле, что вещь может быть изъята собственником у любого безвозмездного приобретателя, например, у одаряемого, к которому вещь поступила от добросовестного возмездного приобретателя, с чем, конечно, нельзя согласиться.

По сути дела, такое расширительное толкование закона лишает добросовестных возмездных приобретателей, ставших собственниками имущества, права дарить имущество, передавать его по наследству и т. д. , т. е. вводит не основанные на законе ограничения права собственности.

Сторонники этой точки зрения не учитывают того, что правило ч. 2 ст. 302 ГК рассчитано на случаи, когда отчуждатель не управомочен на отчуждение вещи. Если же сам отчуждатель стал собственником вещи, уже не имеет значения, на каких условиях он передает вещь третьему.

Не безупречен и положенный в основу предлагаемого решения принцип распределения материальных убытков. Ашихмин И.М. Аренда недвижимости. Анализ арбитражной практики разрешения споров (практическое пособие по применению гражданского и земельного законодательства РФ) [Текст] — М., Рофэр. 2008. — 526 с.

Читайте также:  Субсидированные билеты в крым в 2020 году - как купить, условия

Приводимая обычно ссылка на то, что добросовестный безвозмездный приобретатель в случае отобрания у него вещи ничего не теряет, весьма относительна, поскольку любое изъятие имущества из владения представляется вполне реальной утратой.

Поэтому интересы приобретателя, к которому имущество поступило безвозмездно не от неуправомоченного отчуждателя, а через посредство возмездного добросовестного приобретателя, подлежат юридической защите. При применении ч. 2 ст. 302 ГК возникает и другой вопрос.

Вполне возможна ситуация, когда безвозмездный приобретатель имущества от лица, не имевшего права на его отчуждение, реализует это имущество путем возмездной сделки. Буквальное толкование ч. 2 ст.

302 ГК означало бы, что если имущество перешло от неуправомоченного отчуждателя безвозмездно, то, независимо от его последующей судьбы, оно может быть виндицировано во всех случаях. Такое толкование, однако, представляется не соответствующим истинному смыслу закона. Ашихмин И.М. Аренда недвижимости.

Анализ арбитражной практики разрешения споров (практическое пособие по применению гражданского и земельного законодательства РФ) [Текст] — М., Рофэр. 2008. — 528 с. Добросовестный возмездный приобретатель имущества, прошедшего через руки безвозмездного приобретателя, ничем, по существу, не отличается от добросовестного возмездного приобретателя имущества непосредственно от неуправомоченного отчуждателя.

Поэтому следует признать, что ч. 2 ст. 302 IX применяется лишь тогда, когда безвозмездный приобретатель от неуправомоченного отчуждателя выступает в качестве ответчика по иску. Если имущество приобретено владельцем добросовестно и возмездно, возможность его истребования поставлена в зависимость от характера выбытия имущества из владения собственника.

Собственник вправе истребовать имущество от такого приобретателя только тогда, когда имущество выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было доверено собственником, помимо их воли. При этом закон (ч. 1 ст.

302 ГК) указывает на два возможных случая подобного выбытия имущества из владения — утерю его собственником и его похищение, что, конечно, является лишь примерным перечнем таких случаев Садикова. М. : Юридическая литература, 1996. -304с. Гражданское право России. Часть первая: Учебник/ под ред. З. И. Цыбуленко.

М. : Юристъ, 1998 С 232. Важно отметить, что вопреки утверждениям некоторых авторов, действующее законодательство не связывает возможность истребования имущества лишь с таким поведением собственника, которое нельзя поставить ему в вину.

Если, например, вещь выбывает из владения собственника по его личной неосмотрительности, но все же вопреки его воле, она все равно может быть виндицирована.

Иное истолкование закона по существу означает установление гражданско-правовой ответственности собственника перед самим собой. Иначе решается данный вопрос тогда, когда имущество выходит из владения собственника по его воле.

Так, если собственник вручает свое имущество нанимателю, а тот, злоупотребляя доверием собственника, продает имущество третьему добросовестному приобретателю, виндикационный иск собственника к такому лицу удовлетворению не подлежит. Садикова. М.

: Юридическая литература, 1996. -304с. Гражданское право России. Часть первая: Учебник/ под ред. З. И. Цыбуленко. М.

: Юристъ, 1998 С 325 В данном случае закон защищает интересы добросовестного возмездного приобретателя имущества, который на основе сложного юридического состава становится собственником приобретенного имущества.

Подобное решение вопроса в литературе нередко объясняют тем, что собственнику можно поставить в вину непродуманный выбор контрагента, которому он решился доверить свое имущество. Собственника, однако, далеко не всегда можно упрекнуть в этом плане в какой-либо неосмотрительности.

Поэтому предпочтительнее конструкция “наименьшего зла”, в соответствии с которой коллизия интересов собственника и добросовестного возмездного приобретателя решается в зависимости оттого, кто из них имеет больше возможностей защитить свои имущественные интересы, если вопрос об отобрании самой вещи будет решен не в его пользу. Садикова. М. : Юридическая литература, 1996.

-304с. Гражданское право России. Часть первая: Учебник/ под ред. З. И. Цыбуленко. М.

: Юристъ, 1998 С 401 Так, отказывая собственнику в виндикации имущества, выбывшего из его обладания по его собственной воле, законодатель учитывает, что собственник, как правило, знает то лицо, которому он вручил свое имущество, и потому имеет возможность взыскать с него понесенные убытки, если ему будет отказано в возврате вещи.

По сравнению с ним добросовестный возмездный приобретатель, в случае отобрания у него вещи, находился бы в худшем положении, ибо он, как правило, меньше знает то лицо, у которого он приобрел вещь, и соответственно имеет меньше шансов возместить за счет последнего понесенные убытки.

Напротив, в случае выбытия вещи из владения собственника помимо его воли в лучшем положении, в смысле возможности возмещения убытков, оказывается уже добросовестный возмездный приобретатель. В отличие от собственника, у которого в этой ситуации вообще нет контрагента, приобретатель имущества имеет хоть какое-то представление о лице, у которого он купил вещь.

По этой причине вещь возвращается собственнику, а добросовестному возмездному приобретателю предоставляется возможность покрыть возникшие у него убытки за счет продавца. Садикова. М. : Юридическая литература, 1996. -304с. Гражданское право России. Часть первая: Учебник/ под ред. З. И. Цыбуленко. М.

: Юристъ, 1998 с 401 Трудно согласиться с В. В. Витрянским в том, что если вещь не может быть истребована у приобретателя по виндикационному иску, то не исключено истребование ее по иску о применении последствий недействительности сделки.

Ход рассуждении автора таков: поскольку отчуждатель на отчуждение вещи не был управомочен, сделка по отчуждению вещи недействительна а потому вещь может быть истребована у того, кто ее приобрел. Гражданское право. Учебник. Часть 1. изданье третье, переработанное и дополненное. /под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Эта аргументация сводит на нет правила ст.

302 ГК, согласно которым вещь при наличии предусмотренных в указанной статье условий не может быть истребована у того, кто приобрел ее от неуправомоченного отчуждателя. Приобретатель становится собственником вещи со всеми вытекающими из этого последствиями.

Вопрос же о недействительности сделки по отчуждению вещи имеет значение лишь для отношений прежнего собственника с неуправомоченным отчуждателем в части определения меры ответственности последнего перед прежним собственником вещи. В обоснование противоположного мнения едва ли можно опереться на ст.

1103 ГК, которая определяет соотношение требований о возврате неосновательного обогащения с другими требованиями о защите гражданских прав, поскольку в рассматриваемой ситуации в любом из вариантов подхода к ней не вдет речи о неосновательном обогащении приобретателя вещи. Таковы общие условия виндикации имущества, принимаемые во внимание независимо от формы и вида собственности.

Из правил виндикации установлено, однако, одно исключение. В соответствии с ч. 3 ст. 302 ГК не допускается истребование от добросовестного приобретателя денег, а также ценных бумаг на предъявителя, пусть даже они выбыли из обладания собственника помимо его воли либо поступили к приобретателю безвозмездно.

Указанная норма объясняется тем, что деньги и ценные бумаги на предъявителя являются средством обращения, в связи с чем требуется обеспечить им повышенное доверие со стороны участников гражданского оборота Гражданское право. Учебник. Часть 1. изданье третье, переработанное и дополненное. /под ред. А. П. Сергеева, Ю. К..

Итак, при приобретении вещи добросовестным приобретателем право, по общему правилу, преимущественно защищает интересы последнего в ущерб интересами собственника.

Однако существуют два исключения.

  • 1. Собственник вправе истребовать имущество от добросовестного приобретателя в случае, когда имущество безвозмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель [Текст] / Под ред. Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А. — М., Международный центр финансово — экономического развития. 2000. — 768 с. (п. 2 ст. 302 ГК РФ). Это относится, например, к случаю дарения имущества добросовестному приобретателю. Однако из-за того, что подобные случаи в практике хозяйственной деятельности почти не встречаются, нужно заметить, что данное исключение не может быть названо работающей нормой.
  • 2. Собственник вправе истребовать имущество от добросовестного приобретателя в случае, когда имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, возмездно, если это имущество выбыло из владения собственника или иного титульного владельца помимо их воли Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель [Текст] / Под ред. Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А. — М., Международный центр финансово — экономического развития. 2000. — 768 с. (п. 1 ст. 302 ГК РФ). Закон приводит в пример случаи, когда имущество утеряно собственником или титульным владельцем или похищено у любого из них. Оба эти исключения не распространяются на случаи истребования денег и ценных бумаг на предъявителя: они вообще не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя (п. 3 ст. 302 ГК РФ). Статья 16 Положения о переводном и простом векселе также устанавливает, что лицо, приобретшее вексель по индоссаменту, обязано отдать вексель лицу, у которого таковой выбыл, только в том случае, если оно приобрело его недобросовестно, или же, приобретая, совершило грубую неосторожность.

Таким образом, в отношении векселя — наиболее типичной ордерной бумаги — законодателем установлено, что таковой может быть истребован, по общему правилу, только от недобросовестного приобретателя. Добросовестный же приобретатель обязан отдать вексель только при грубой неосторожности со своей стороны.

Кто должен доказывать добросовестность (или недобросовестность) приобретения имущества? В общем случае этот вопрос должен решаться в зависимости от того, что именно будет избрано в качестве предмета доказывания собственником вещи.

Если лицо докажет свое право собственности на вещь, приобретенную третьим лицом у лица, которое не имело права ее отчуждать, на приобретателя тем самым будет возложено бремя доказывания собственной добросовестности. Но ничто не мешает собственнику доказать и непосредственно тезис о недобросовестности приобретателя.

Гражданское право России. Курс лекций. Часть первая. Под ред. О. Н. Садикова. М. : Юридическая литература, 1996. -304с.

Обычно развитие событий происходит по первому сценарию, ибо доказать недобросовестность приобретения имущества третьим лицом собственнику почти невозможно. Как правило, собственник не располагает данными о том, в результате какой сделки и у кого ответчик приобрел его вещь.

Поэтому доказывание им своего права собственности на вещь при невозможности ответчика опровергнуть представленные доказательства должно пониматься как опровержение собственником предположения о добросовестности ответчика.

Разумеется, собственник может воспользоваться и своим правом истребовать вещь вне зависимости от добросовестности приобретения. Для этого ему нужно доказать факт выбытия у него имущества помимо его воли. Противоположным образом обстоит дело в случае с виндикацией ценных бумаг.

Приобретатель, который имеет возможность обосновать законность отчуждения в его пользу ценной бумаги (прав из нее) и факт приобретения бумаги (прав из нее) одними лишь формальными признаками самой бумаги, должен предполагаться добросовестным ее приобретателем.

Бремя опровержения этих доказательств лежит на заинтересованном лице — собственнике бумаги. Таково одно из проявлений свойства публичной достоверности ценных бумаг.

В случае, если собственник опровергнет презумпцию добросовестного приобретения, он получит возможность истребовать любые ценные бумаги, в том числе и бумаги на предъявителя. Важно лишь, чтобы предмет истребования был индивидуализирован собственником.

Если собственник не может индивидуализировать предмет требования, или не знает, к кому следует предъявлять иск, или не может доказать недобросовестности приобретения бумаг на предъявителя, он может прибегнуть к процедуре восстановления своих прав из этих ценных бумаг в порядке особого производства «Защита интересов добросовестного приобретателя ценной бумаги» Белов В. А. , //»Законодательство», 1997, N 6 С 205.

Источник: https://studwood.ru/865248/pravo/usloviya_udovletvoreniya_vindikatsionnogo_iska

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector